fbpx

Александр Лесник -  генеральный директор компании Hotel Consulting & Development Group

Затронуть эту тему нас сподвигло сообщение, облетевшее многие отраслевые СМИ. В нем речь шла об очередном мега-проекте Coral Bloom на острове Шурайра в Красном море, который станет воротами и основным хабом для новой курортной зоны «Красное море». По проекту, к 2023 году на этом острове возведут 11 отелей класса люкс под международными брендами, пляжи, яхтенную марину, аэропорт, а также 75 км логистических коммуникаций, вписанных в естественную среду мангрового побережья. И все это – в кратчайшие сроки!

А что же наша олимпийская жемчужина, последующее наследие мундиаля, которые строили, строили - и вот теперь они чудесным образом превратились в «бюджетный пылесос»? А новые туркластеры, необходимость которых усиленно пропагандируют на волне популяризации туризма в стране? Не превратятся ли они в очередные «мыльные пузыри», готовые лопнуть при прекращении бюджетного финансирования? Почему у нас не получается с девелопментом масштабных проектов, а «у них» все по-другому?

Начну с самого главного – с инвестиционной среды.

Поясню на конкретных примерах. Концептуально проект «Красное море» должен составить конкуренцию Дубаю. Значит, условия должны быть лучше, чем в любом из Эмиратов. Там нет налога на доходы от бизнеса и на личные дивиденды. Там нет налога на имущество и землю. Там лишь в 2018 году в связи с падением нефтяных цен ввели 5% НДС. Там нет НДФЛ, а есть лицензия на рабочее место, которая на наши деньги стоит около пяти тысяч рублей в месяц. Кредиты на стройку на 15-20 лет можно взять под 2-3% годовых. Приобретаемый участок под застройку обычно полностью подготовлен: на нем уже есть сети и транспортная инфраструктура.

Красное море

Конечно, на деле не все так радужно. Там есть лицензионные корпоративные сборы, которые для компаний составляют около $6000 в год. Есть завуалированный в стоимости проживания 10%-й туристский налог. Есть муниципальные налоги в виде выплат 5% за аренду помещений, которые включены в коммунальные платежи. Есть налог за освещение улиц и кондиционирование общественных помещений. Но все они, вместе взятые, не выходят за границу 15% от дохода предприятия.

Далее по поводу гостиничного девелопмента масштабных проектов.

«Там» концепцию бизнеса делают не архитекторы, а специалисты по созданию рекреационных комплексов - в тесной связке с будущей управляющей компанией курорта. Архитекторы лишь воплощают концепцию в проектной документации, наиболее функционально вписывая выработанные в ней бизнес-решения в окружающую среду.

У нас сегодня в фаворе специалисты широкого профиля. С утра они заняты инвестиционным анализом, в обед переключаются на проектирование, а вечером вещают о маркетинге и продажах. Там по большинству позиций узкая специализация и, соответственно, более полная глубина знаний по конкретной области проекта.

Там нет дополнительных «платных» согласований, дополнительной социальной нагрузки, не связанной с функционированием курорта. Там не надо строить за свой счет новую подстанцию и тянуть многокилометровую систему водоотведения. Отсюда и более короткие и четкие сроки строительства, внятные инвестиционные перспективы, поддерживаемые государством.

Как у нас обстоит дело с реализаций подобных масштабных проектов?

Посмотрим на «олимпийское наследие». Основным лозунгом при строительстве было чисто российское «догоним и перегоним». По окончании Олимпиады остались гигантские вложения в туристскую, спортивную и культурно-развлекательную инфраструктуру южного побережья, прокредитованные на особых условиях и которые привели к ежегодным многомиллиардным убыткам. Зато в прессе патриотично отчитались о передаче спортивных объектов местным спортивным командам, а жилья Сириусу. Про то, что вся эта «благотворительность» содержится за счет госбюджета, толерантно умолчали.

История по аналогичному сценарию повторилась на мундиале: убытки от новых стадионов легли бременем на бюджеты всех уровней. Новые брендированные средства размещения в городах, не имеющих ни бизнес, ни туристского потоков, «легли на дно» и запросили бюджетной поддержки на выплату кредитных обязательств.

Соглашусь с Романом Еремяном из «Союза туризма и гостеприимства», который в одном из своих выступлений отметил, что «пока это замкнутый круг, который всё больше стимулирует отток капитала за границу. Фактически, система регулирования хозяйственной деятельности туризма буквально выталкивает из страны ежегодно десятки миллиардов долларов вместе с российскими туристами и полностью демотивирует инвесторов создавать что-либо значимое, кроме очередных мини-отелей и перелицованных пансионатов».

Вернусь новомодному течению по созданию туристских кластеров.

Нельзя воткнуть в случайном месте палку и сказать: «здесь будет многофункциональный курорт, генерирующий круглогодичный объем спроса».

Вернее, для такого утверждения должно сойтись большое количество факторов: транспортная доступность, климатические условия, доступность квалифицированной рабочей силы, наличие строительных мощностей, коммуникаций и инженерной инфраструктуры, наличие кредитных ресурсов на приемлемых условиях. Но самое главное – необходима платежеспособная клиентура, желающая потреблять этот продукт.

Но нет, мы идем своим путем. Премьер сказал, что мы позабыли про отдых в палатках. И вот уже профильные ведомства взяли под козырек и начали аккумулировать бюджетные деньги на кемпинги и глэмпинги там, куда россияне «поедут за туманом и за запахом тайги». Про то, что в выбранных дестинациях сезон 30 дней в году, и с упомянутыми выше факторами не все так просто, никто не подумал. Результат получится по известной формуле: «хотели как лучше…».

Возьмем, к примеру, «Порт Лиинхамари» в Мурманской области.

Впечатляет размах проекта и заявление о его мировом уровне. Но давайте немного углубимся в детали и обсудим основные драйверы успешности этого проекта, которые преподносят нам чиновники и специалисты по освоению средств бывшего народного достояния.

По их мнению, первопричина успеха проекта «Порт Лиинхамари» - его расположение на границе с Норвегией. Во-вторых, этому району нужны рабочие места, особенно после закрытия там плавильного производства Кольской ГМК. В-третьих, успеху проекта, по мнению чиновников, будет способствовать участие в нем специалистов и управленцев курорта мирового уровня «Роза Хутор».

Проанализируем эти причины по порядку.

Как расположение нового курорта на границе с Норвегией повлияет на взрывной рост туризма в этой дестинации? Допустим, ради экзотики туда зашёл круизный теплоход. Постоял день, заправился топливом и водой, туристы прошлись по вновь открытым точкам ритейла с местными дарами, а вечером посмотрели на северное сияние. Что дальше? Местный номерной фонд не в счет, поскольку на теплоходе свои спальные места, также как точки питания и досуга.

Порт Лиинхамари

Летом в Мурманской области средняя температура +10-15 °С. В походы лучше отправляться не раньше июля, поскольку в июне в лесах и на сопках еще лежит глубокий снег. Часто идут дожди. Зимой погода вообще непредсказуема: сегодня все тает, а завтра до −35 °С. Средняя температура по году около −10 °С. Это я к вопросу про яхтинг, дайвинг и морскую рыбалку.

Каким образом закрытие местного градообразующего предприятия может повлиять на успешность этого туркластера? Как бывшие работники сталеплавильного производства помогут скрасить развлечения и досуг любителей арктических широт? Я понимаю, что чиновникам надо куда-то пристроить высвобождающуюся рабочую силу. Но причем тут курорт мирового уровня?

Кстати, про успешность менеджмента курорта «Роза Хутор». На днях основной кредитор олимпийской стройки заявил, что в 2021 году у курортов «Роза Хутор» и «Горки город» есть риск дефолта, поскольку у заемщика недостаточно свободных средств для обслуживания кредита.

Вот такой у нас девелопмент масштабных проектов. Справедливости ради надо заметить, что у нас есть немало специалистов, способных с нуля создавать отдельные гостиничные объекты, в том числе под международными торговыми марками. А вот по большим масштабам мы пока проседаем.

Кстати, на днях Правительство утвердило Программу выдачи льготных кредитов на создание объектов туристской инфраструктуры с длинными займами и ставками от 3 до 5% годовых. Как заметил Премьер, «такое решение позволит привлечь новых инвесторов в эту сферу. Предприниматели получат необходимые гарантии. При этом условия ведения бизнеса будут понятными и прозрачными».

Хочется встать и аплодировать! Но, если кратко, «не все так просто в Датском королевстве».


Поделиться:

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.

Выберете темы, на которые хотите подписаться:

Система комментирования SigComments


Наша цель - давать Вам актуальные, интересные новости и аналитику. Помогите нам - оцените эту статью:

Популярное

  • Неделя

  • Месяц

  • Все